Поиск

ГЭС-2



Долго не мог написать про "Геометрию настоящего". Задумка просто гениальная. Перед закрытием на реконструкцию в стенах здания бывшей ГЭС провести аудиовизуальный фест. Всего неделя на то, чтобы увидеть многосветный турбинный зал кирпичной электростанции в сочетании со светом и звуком. Было очень круто. Жаль, что не получилось у нас сходить на концерт или ночной рейв, но даже дневная программа стала самым громким художественным событием начала года. Такого количества модной публики в одном месте я, кажется, никогда ещё не видел. В главном зале переплелись три очереди и это словно было ещё одной инсталляцией. Немного расстроило только то, что большинство объектов было спасено только атмосферой самого пространства. Просто удивительно, что художники или кураторы не придали значения тому, что большую часть дня в здании достаточно светло. Поэтому загадочности, навеваемой звуковыми эффектами, явно нехватало концентрации. Но четыре вещи (это помимо самого здания) понравились. Первое – Тёмная комната с редкими посекундными стробо-вспышками, синхронизированными с резким низким звуком. Круто стоять в дальнем конце, следить за перемещением людей-призраков, выхватываемых из тьмы мигающим светом. Второе – трогательная музыка, сопровождающая проецируемые на стену вертикальные черно-белые слегка оживленные фотографии.

Третье – композиция под названием "война сама себя изживет". Зритель находится на небольшом балконе в тёмном высоком зале ГЭС. На дальней стене его нефа огромный, выкрашенный чёрным витраж, набранный из квадратных ячеек. По непрокрашенному контуру которых пробивается белый дневной свет, некоторые стекла и вовсе выбиты. Здесь день играет на пользу общей сценографии, выявляя архитектурность графики фона. Стоя на балконе, ощущаешь себя смотрящим на улицу, по которой тут и там расставлены укрытия-баррикады. Вдруг в помещении для зрителей вспыхивает цветной свет, играет несколько тактов синтезаторной музыки. Вспышки повторяются поочередно на каждом укрытии, постепенно удаляясь и затихая. Свет и цвет создают в зале причудливую картину теней от конструкций. Очень красиво, и правда, похоже на вспышки боя в городе. Вместе с тем пугает мысль, что ужас войны в сто миллиардов раз страшнее, силы красоты этой инсталляции. Что восхищает в метафоре панически пугает в прообразе. Четвёртое – Кандинский. И речь не только о самой картине, а обо всем представлении с часовой очередью, из головы которой тройками пускают людей в маленькую комнатку. Кто-то пропадает там по 10минут! Интригует! И вот почти закрытие, но вот она наша очередь, и мы слышим, что последние, кого сегодня пустят! И очередь сзади, страдание тщеты ожидания....А ты поднимаешься по металлической лесенке, входишь и видишь странного персонажа в свитере в широкую разноцветную горизонтальную полоску. Он дожидается пока закроется дверь за спиной, за эту секунду начинаешь прокручивать возможное развитие перформанса с участием полосатого героя, настолько он нелеп тут!! Но вот она, вся его роль: в комнате вроде сельской кухни, на одной из стен которой висит картина Василия Кандинкого, в комнату входят трое, герой, широко расставив ноги, произносит "фотографировать со вспышкой и без вспышки запрещено". Конец! Улыбка!. Да, мы смотрим 20 секунд на полотно художника, не задерживаемся, чтобы дать возможность прорваться остальным. Выходим из залов к гардеробу. Залы закрываются, тусовка, выдавливаемая охранниками с экспозиционных площадей, собирается в вестибюле. Тут виден завершающий штрих. Одетые во все чёрное чоповцы рваной шеренгой стоят у торца вестибюля, смотрят на одевающуюся публику. Линия разрыва будто горит огнём. "Почему они такие?"– эта мысль посекундно вспыхивает в каждом из лагерей.

#музеи #искусство #звук #отзывы

Просмотров: 0