Поиск

Рассказ

если нечего читать, напишу рассказ сам. ...из-под шапки торчал белый кончик сижки – тонкой белой трубочки, толщиной, как для айкоса – что было довольно странно настолько гоповатым был весь его олл-блэк вид.  Дело даже не в цвете, причём здесь вообще цвет? Подумаешь. Блэк из зе нью, ну вы знаете. Дело-то в моментально считываемой физиогномике, легко присваивающей у оценщика подходящий ярлычок. Конечно, чем айкос-патрон к пидорке, весь образ того парня гораздо больше подходил к запаху грязи и дна, что наполнил все вытянутое вдоль прохода пространство. Особенное несоответствие завибрировало когда вдруг кое-что стало понятным, но об этом позже. Персонаж остался и не вспомнить его лица, которое могла бы помнить лишь мать, да такие же ребяты, как и он сам, да и то, лишь потому, что торчит он одному сотен, а другому и вовсе пятиху. Гораздо интереснее чёрные кончики, которыми ежатся пушистые воротники пятничных девушек. Чем они, однако, интересны, так того и не помнишь к концу предложения. Коричнева и несколько серых оттенков, щетиной бороды утыкается в глаза. Но если отвлечься, если историю рассказать, то когда гремели взрывы царил страх. Мало похожего страха в жизни простого офисного москвича, который вечер решил провести не совсем один, но и не с кем больше, как со своей майкой и мерцанием плазмы в темной комнате. Но майка отказывалась попадаться в руки, или хотя бы просто на глаза. Тогда глаза, но все же ноги, потому что дорога была известна и глаза были не нужны, повели туда, где другой источник неяркого света рождает на потолке длинные тени тянущихся рук. В конце концов зачем эта майка? Откуда она вообще, их кто-то ещё носит? Носит, а живот жрать просит. Тогда вспомнилась та самая сижка, которых было-то две, то есть не две с одной стороны, будь это сижки, а с двух разных, ведь это эйр фонс, так ведь называется то страннейшее изобретение? Ну то, которое для тех, кто не боится при взрывах, потому что взрывов нигде на горизонте нет. Нет нигде никаких...

#тексты

Просмотров: 1