ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

 

Ключевым фактором развития медиатехнологии стало повышение ее доступности. Доступность производства контента вместе с возможностью его повсеместного и ежесекундного потребления – вынуждают общество заводить новые и трансформировать существующие привычки. Технология меняет среду. Информационное поле разноплотно. Такова и среда города. Умножение каналов высокоскоростного распространения информации и коммуникации увеличивает социальную мобильность. Регулируемые государством и религией связи социальных институтов ослабевают. Социальные изменения корректируют запрос не только к новым медиа, но и к типологии организации пространства. Помимо среды для удобной коммуникации и устойчивого (от sustainability – устойчивое развитие) объединения трудовых затрат (не обязательно внутри одной географической локации), либерализация взглядов рождает новые толерантные типы функций. Ханжеское сопротивление ценностям «мира без ценностей» спадает.

Развитие медиатехнологий породило новую философию и новую эстетику. Первыми отреагировали писатели-футуристы, создавшие киберпанк миры и вдохновившие художников и кинематограф, которые сформировали визуальную эстетику миров будущего.
Параллельно появляются алармистские теории об искусственном интеллекте, завоевывающем власть над человеком. И хотя приверженцы экстремального техноалармизма напоминают в своей паранойе луддитов,противоположная крайность слепого поклонения перед компьютером также не очень радужна. Написана масса книг, статей, музыки, выпущены фильмы и игры на тему киберпанк-антиутопий и будущего во власти корпораций,  но мир твердыми шагами идет к тому, чтобы воплотить все это в жизнь.
Голосовые помощники, которые отправляют по электронной почте обрывки бесед своих владельцев, микрофоны, записывающие диалоги для лучшей таргетации рекламы, камеры, распознающие лица друзей, рейтинги и фейс-контроль по аккаунту в социальных сетях – предвестники тотального контроля над действиями индивида, как в сети, так и вне ее. Желание регулировать новые медиа транслируют также государственные ведомства. Под маской благих намерений блокируются  сомнительные с точки зрения власти ресурсы, сервисы и даже мессенджеры.
Реакцией на контроль со стороны государства или глобальных корпораций служат протоколы глубинного интернета, сообщества хакеров, анонимайзеры и виртуальные частные сети (VPN). Повестка борьбы формирует и свою многополярную эстетику. Красота сегодняшнего мира заключается именно в возможности такой многополярности.  Социально-классовое деление сменяется идеологическим. Каждый может выбрать: быть бьюти-блогером, хайпбистом, гиком, фриком, оригинальным и заметным или скрытным и невидимым, авторкой или граммар-наци – все зависит лишь от собственных убеждений. Мировоззрение разных групп, кодексы их взглядов и поведения формирует не только функциональные параметры среды, но и ее визуальную репрезентацию.

Совершенствуются инструменты творчества с использованием компьютерных средств, с высокой долей автоматизации работы последних. Не всегда творец полностью ответствен за результат, в силу неполного понимания алгоритма работы машины. Вместе с этим выпускается множество инструментов с открытым кодом, позволяющих тонкую настройку, стыковку друг с другом, что требует от художника нового набора навыков, знания языков программирования и алгоритмов. Смена реалий потребует новых пространств-катализаторов объединения человеческого и машинного интеллектов в создании продукта. Такой симбиоз родит цифровых кентавров – творцов  дивного нового мира.

I

уже (прошлое):
Конечность скорости света означает отсутствие будущего и настоящего в так называемой "реальности". "Будет" переходит в "было" без промежуточной ступени. Будущее становится бывшим сразу после прихода к нему. Настоящее есть не грань, а ребро. Архитектор обязан стремиться перманентно находиться на ребре реальности, делать предстоящее случившимся. Это возможно лишь в режиме синхронизации с актуальными реалиями. К сожалению, традиционное архитектурное образование, остается маловосприимчиво к эволюции технологий и форматов. Проектирование в целом – процесс довольно ретроградный, но изначальный строитель*, должен быть инициатором и движущей силой смены парадигмы. Сегодня нельзя не думать и не говорить о машинном обучении и нейронных сетях, больших данных, объемной печати, облачных сервисах, беспилотных технологиях и робототехнике, постгуманизме, глобальных климатических изменениях и других уже даже не новинках. Производство любого контента становится все более доступным, но ни преподаватели (и я в том числе), ни студенты до сих пор не работали с инструментами, во многих сферах уже ставшими обыденными. В ближайшие полгода я и 5 добровольцев сделаем попытку окунуться в мир "уже".

II
В качестве основы для изучения предлагается ряд так называемых гипотез – тем, которые всегда актуальны для архитектора и градостроителя.

гипотезы:
1 Временная (тестовая) архитектура
Объекты, которые создаются для проверки неочевидных решений по трансформации среды. Применимо также для проверки работоспособности предложений по крупным узловым точкам.

2 Временная (событийная) архитектура
Объекты, создаваемые под определённые события муниципального, регионального или федерального уровня.

3 Вставки (уплотнители) для центра
Объекты, интенсифицирующие использование среды, морфотипически, колористически и функционально приемлемые для центральной части конкретного города.

4 Вставки (уплотнители) для периферии
Объекты, интенсифицирующие использование среды, морфотипически, колористически и функционально приемлемые для периферийной части конкретного города.


5 Ключевые (связевые) объекты
Объекты, восполняющие недостающие или усиливающие существующие связи между фрагментами городской среды.


6 Собрание (экспозиция) идентичностей
Место, позволяющее ознакомиться, осознать, изучить, развить или сформировать идентичности территории.


7 Создание (памяти) места
Инструменты инициации накопления территорией новых смыслов и возможностей для повышения привлекательности пространства, генерации его истории.

8 Реконструкция (насыщение) недоиспользованной застройки
Использование и трансформация заброшенных и малоиспользуемых объектов городской среды.

9 Руинирование (музеефикация) пространства и ментальная архитектура
Возврат к аутентичному состоянию культурного слоя путём демонтажа наслоений. Поиск потерянных смыслов, без потери приобретённых достоинств.


10 Дизайн-код (регулятор) самоорганизации
Возможности для управления самоорганизующимися архитектурными процессами и оценка необходимости этого управления.

 

 

III

Сложно не замечать популярность идей «нового урбанизма», мы также должны ориентироваться на них. Выделено несколько первоочередных принципов. Перечень будет дополняться в процесс работы.


принципы:
Повышение связности среды
Создание комфортной проницаемой среды, увеличение плотности сети связей.

Человеческий масштаб
Изучение с помощью машинного зрения, генерация решений на основе свойственного району морфотипа застройки, и логики его формирования.

Комфортная навигация
Построение маршрутов с низким шумовым загрязнением, через значимые точки, с минимизацией сложных пересечений потоков и т.п. Изучение алгоритмов движения и постепенное увеличение и уплотнение сети комфортных перемещений.

Дружелюбность и открытость среды как средство повышения безопасности
Создание саморегулируемой системы реальной и ощущаемой безопасности.

Уличное искусство в роли инструмента преобразования среды
Возможности использования уличного искусства.

Вовлечённость местных сообществ
Использование энергии сопричастности в вопросах формирования среды жизни.

Баланс между кастомизацией и унификацией
Необходимый набор ограниченных регуляторов кастомизации и экономия ресурсов. Унифицированное сырьё, кастомизированные изделия.

Карты активностей и карты статусов
Изучение несоответствия между статусом/функцией территории и реальной интенсивностью потребления.

 

IV

ход и состав

В качестве объекта исследования берется небольшой подмосковный город. Среда города подвергается первичному анализу. Инструментами анализа должны стать эвристические cutting edge методики, которые мы установим с вами сами. Предполагается, что гипотезы-темы проектов должны помочь городу решить его средовые проблемы. Первичный анализ покажет наиболее подходящие гипотезы или выльется в выдвижение дополнительных. Гипотезы и станут темами для выполнения основной работы.

В составе будет выполнен буклет-книга с полным ходом работы. Фильм. Краткая презентация основных тезисов. Планшеты в необходимом для комиссии количестве. Весьма вероятно, что также будет изготовлен презентационный макет.

 

 

V
предупреждение и ответственность
Я не знаю к чему все это придёт, знаю лишь, что мы вряд ли будем адекватно восприняты комиссией. Об этом, и даже о риске получить не отличную оценку за сделанную работу я обязан предупредить заранее. Несмотря на то, что я постарался прийти к более архитектурным темам некоторые риски у вас имеются. Соглашаясь на работу, вы берете на себя ответственность за возможные сложности и обязуетесь максимально отдаваться выбранной теме и установленному режиму работу. Только сделав безоговорочно крутой контент, полноценную и глубокую работу, вы максимально обезопасите себя и повысите шансы на получение положительной оценки.

В защиту предлагаемого подхода прикладываю к письму положение о выпускных квалификационных работах, выпущенное нашим университетом. Думаю, что пункт 5.3 полностью позволяет предложенное выше:

«5.3. Решение задач в процессе выполнения ВКР должно соответствовать

современному уровню развития науки и техники, а используемые методики должны

отвечать последним разработкам в данной профессиональной области знаний. Особое

значение приобретают те ВКР, в которых содержатся результаты научно-исследовательских работ.»

2 слова о связности. Слово 1

 

Подобно тому, как человеческое тело состоит из последовательно наложенных друг на друга каркасов и оболочек, ткань города представляет собой целый ряд структурообразующих слоев и связей между ними.

Сегодня все больше исследователей склоняются к моделям формирования компактных интенсивно развивающихся городов, в противовес развитию вовне. В числе основных положительных моментов стоит назвать: сокращение временных затрат маятниковых мигрантов и централизацию обслуживающей инфраструктуры.

Резервов для применения подобной модели в любом городе довольно много. Так называемые браунфилдс представляют собой отдельный слой в структуре каркасов городской ткани. Территории производственных предприятий с устаревшей материально-технической базой, нарушенные территории (свалки, карьеры, овраги), сортировочные пространства железной дороги, заброшенные и недостроенные здания и сооружения, стихийное гаражное строительство, полосы отвода инженерно-инфраструктурных объектов и транспорта – являются внутригородским резервом, способным решить ряд актуальных задач по децентрализации, реабилитации спальных районов, качественному преобразованию неблагоприятной для человека среды.

Ткань любого города разрезана на «лоскуты» различных функционально-планировочных образований. Протяженные линейные объекты транспортной и инженерной инфраструктуры, призванные соединять точки на большом расстоянии, ухудшают, или вовсе ликвидируют связанность смежных территорий. Чем выше пропускная способность линейного объекта, чем больше его мощность, тем сильнее его лезвие проникает в сложившуюся среду, тем более глубокий шрам оно оставляет на теле города.

 Исторически сложившаяся радиально-кольцевая планировочная схема Москвы вкупе со значительной централизацией общественных функций городского масштаба и дисбаланса в локализации мест приложения труда и проживания сегодня ставят город в ситуацию серьезной зависимости от автомобильного транспорта. Низкая плотность улично-дорожной сети в периферийных районах усугубляет ситуацию.

Одним из предлагаемых властями решений является устройство бессветофорного движения на крупных вылетных магистралях и строительство в местах сложившихся перекрестков эстакад, дополненных системой дублеров.

В качестве итога можно видеть глубокое шрамирование городской среды немасштабными объектами мира автомобилей, а не людей.

 
 
 
 
The time arrow*

 

For a long time the idea of a shack or a hut or a cabin was to defend human from the environment. The defense is always a barrier is a border. In many cases, modern world tries to break any borders. It gives us a possibility to cooperate with the environment. We are not enemies, we are a part of each other that is why we don’t need to defend. The history of a human-nature relationship is a way from defence to cooperation. Each phase is a new dimension of contact. The first, one-dimensional step is a cave. It has just a point – its exit – to interact with an environment. The second dimension – a plane – comes with an earth house and its roof. The walls of a traditional hut add a vertical dimension, from this moment structure faces the environment by each side. After a while people gain time to have some rest near their house, this is a terrace near it and the fourth – time dimension. Contemporary world is a breakthrough in one more dimension, which is a virtual reality, the big data processing and a new way to analyze and generate knowledge. What step would be next? Will the virtual dimension help us to add a new one, something that we couldn’t imagine.

 
 
Про "Парк Яуза"

Парк Яуза вдоль части русла реки, расположенной в СВАО, должен стать одним из важнейших рекреационно-общественных пространств города Москвы. Уже сегодня часть прибрежной территории, находящаяся в зоне крупных жилых массивов, благоустроена и привлекает к себе жителей и гостей Северо-восточного административного округа столицы. Яуза с притоками: Ичка, Лихоборка, Чермянка, Каменка – является зеленой "вылетной" магистралью, соединяющей Москву и Мытищи. Поймы этих рек проходят через рекреационные образования городского масштаба – ВДНХ, Государственный Ботанический сад РАН – связывает парки муниципальных районов. Развитие пойменных территорий, локализованных в периферийной и среднепериферийной зонах столицы положительно скажется на повышении полицентричности города.

 Огромнейшей ценностью бассейна и прибрежных территорий Яузы является неоднородность природного ландшафта. Вдоль береговой линии можно встретить участки регулярного, пейзажного парков, лесопарков, живописных болотистых участков, крутых и пологих спусков к воде. Одной из основных задач концепции является сохранение ландшафтного разнообразия поймы бассейна.

Этимология топонима Яуза исходит от "уза", "связь". Ключевым элементом стратегии станет превращение пойменной территории в последовательность "узлов", соединенных "связями". Узлы – точки сосредоточения различных общественных функций и массового скопления посетителей, устраиваемые в зоне влияния крупных объектов-магнитов. К таким объектам относятся: ВДНХ, Ботанический сад РАН, Ростокинский акведук, Усадьба Свиблово,  Парк «Сад Будущего», спортивный комплекс «Искра» и другие.  

Связи – пути, маршруты и крупные зоны, используемые для транзитного движения, объединяющие все точки в единый непрерывный парк протяженностью около 24 километров. Функциональная и событийная программа парка рассчитана на полный охват целевой аудитории, предлагая различные виды положительной активности для жителей и гостей столицы. В задачи парка входит создание инфраструктуры, способной максимально гибко удовлетворить рекреационные, спортивные, образовательные и культурные потребности посетителей. Основными линейными объектами станут вело- и беговые маршруты (в том числе марафонская дистанция, пролегающая по обоим берегам реки), образовательные маршруты по изучению флоры и фауны долины реки, истории региона, лыжные трассы.

 Ряд территорий вдоль прибрежной полосы требует особенного внимания – участки, занятые объектами коммунально-складского и производственного назначения, гаражными кооперативами. В этих точках предлагается создание творческой среды для молодых художников с включениями коммерческой недвижимости и вплетением в общую сеть узлов и связей парка.

 

 

 

 

Про улицу в городе

 

Что такое улица в современном городе? Какова её роль в ежедневной жизни его обитателей? Сегодня улица чаще всего ассоциируется с дорогой. Улица – это путь, проложенный между домами от одной точки до другой. Характер этого пути может быть довольно разнообразным, и само желание передвигаться по той или иной улице, соответственно, – тоже. И хотя в последнее время заметно изменение направления вектора внимания в сторону возвращения улиц пешеходам, как главным действующим лицам комфортного города, проблема выбора маршрута в равной степени относится и к автомобилистам, которые также предпочтут наиболее удобный.
Улица – это одновременно и пространство, используемое для различных видов деятельности, от торговли, приема пищи и отдыха, до частных и деловых встреч или просто прогулок. Чем больше видов активности встречается на улице, тем она живее, конкурентнее, ярче и привлекательнее. При этом всегда необходимо анализировать её положение в иерархии, в структуре города, поскольку некоторые фрагменты ткани города все же должны оставаться тихими и закрытыми от посторонней деятельности. Иными словами, улица, являясь пространством общественным, должна обладать такими качествами как: удобство и безопасность использования всеми участниками движения, интуитивно понятная и универсальная навигация, наличие необходимой инфраструктуры, высокое качество среды, оптимальный функциональный состав фронта застройки.
Не стоит также забывать об общегородской принадлежности улицы, что требует от неё хороших эксплуатационных качеств при любых погодных условиях, наличия решений и мероприятий, увеличивающих продолжительность и экономическую эффективность её жизненного цикла. 

Вступительное слово в буклет

Многоквартирный жилой дом является наиболее распространенным типом здания в современном городе. Важно понимать, что жилая застройка – это не просто набор многоэтажных секций с повторяющимися квартирами, это функционально-планировочное образование, требующее широкой номенклатуры объектов инфраструктуры: объектов социально-бытового обслуживания, детского дошкольного образования, культуры, постоянного и временного хранения автомобилей, школ, торговли, физкультуры и спорта.

Работа над большими по площади городскими территориями невозможна без предварительной оценки объемов предполагаемого строительства и подсчета показателей плотности, застроенности, высотности, обеспеченности объектами инфраструктуры, природными и озелененными территориями. Для каждого планировочного элемента необходимо выделение определенного земельного участка. Взаимное расположение участков должно отвечать требованиям нормативных документов, решаться с учетом возможных санитарно-защитных зон, радиусов доступности, требований к плотности улично-дорожной сети. Эти объективные закономерности, на которых основаны базовые принципы градостроительного планирования, в условиях современного рынка выходят на передний план. Сугубо композиционное проектирование микрорайонов наносит городу непоправимый вред. Поэтому перед архитектором стоит комплексная задача получения максимально эффективного выхода площадей, обеспеченных всей необходимой инфраструктурой, и создания при этом комфортной для обитания среды, отвечающей по масштабу застройке на прилегающей территории и соразмерной человеку.

Умение работать как общем так и в частном жанре, в масштабе города и в масштабе дома – необходимо современному архитектору, готовому нести ответственность перед вызовом общества.     

 

 

«Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено»


Уильям Гибсон

«Когда инструменты деятельности меняются столь радикально, то очевидно, что сама деятельность и подготовка к ней не могут сохраниться неизменными и тоже начинают преображаться.»


Вячеслав Глазычев

 

*(от др.-греч. ἀρχιτέκτων «архитектор, зодчий», из ἀρχή «начало, начальство» + τέκτων «плотник, строитель, мастер»)

 

 

*введение к исследованию

 

 

*написано для проектного семинара IPAC2015

 

 

*тезисы концепции развития

 

 

«улица» – суффиксальное производное от «ула»: также возникли слова переулок, проулок, улей (первоначально – полая трубка, дупло), в греческом aulos (полость), вестфальском aul (впадина)